Главная / Языки Швейцарии / Ретороманский язык в Швейцарии
Ретороманский язык в Швейцарии

Ретороманский язык в Швейцарии

Уникальность Швейцарии определена тем, что она является многоязычной страной. Впервые многоязычие в стране было закреплено на государственном уровне еще в 1848 году. Конституцией тогда признаны национальными три языка: немецкий, французский и итальянский. Лишь к 1938 году статус национального был присвоен и ретороманскому. Хотя и с тех пор он не был признан в качестве официального, то есть языком общественно-политическим и административным.

Особенности и противоречия

Ретороманский язык в ШвейцарииРетороманцы вынуждены использовать на территории своего проживания немецкий язык, потому, как территориально представители этой группы проживают в немецкоязычном кантоне Граубюнден. Но исконно местный язык здешних швейцарцев — ретороманский. Ретороманский язык является объединеннным названием нескольких диалектов:

  • фриульского;
  • ладинского;
  • романшского;
  • энгадинского.

Другими словами, вместе с Тирольскими говорами и языком Фриуля диалекты Граубюндена составляют понятие «ретороианского языка» (ладинское наречие). Самая многочисленная лингвистическая общность ретороманцев представлена сурсельвским (обвальдским) диалектом. Коренные носители ретороманского языка — романши и ладины (это около 2% всего населения Швейцарии).

Территориально ретороманский язык в Граубюндене невероятно разрознен — это ряд разобщенных горных долин. Носители ретороманского языка сосущетвуют с германошвейцарцами и даже италошвейцарцами. То есть, граубюнденский ретороманский являет собой целую сложносоставленную систему романского типа. Опять же языковая система данного языка также подвергается территориальным особенностям культурных и общественных отличий. Границ ретороманского языка не существует и лингвистическое развитие проходило под влиянием повсеместной германизации швейцарских территорий.

Применение ретороманского языка и перспективы

Этот национальный язык используется в основном в разговорной речи, и также применим в региональной литературе, но ситуация осложняется тем, что у авторов на данном языке практически ограничен круг читателей.

  • Ситуация с ретороманскимм языком усугубляется тем, что зачастую, как ни пытаются сохранить и возродить его, все-таки в ареалах обитания все чаще пользуются немецким, а коренные носители языка владеют им скорее пассивно, чем на активном уровне.
  • Носители ретороманского признают немецкий язык, более того, считают его престижным. Поэтому германошвейцарский все более заменяет ретороманский, а им пользуются в основном дома и на собраниях общин.
  • Беспомощность ретороманского понимают и власти носители языка. Даже существует такое понятие о ретороманском: «Sprache der Ohnmacht» — язык беспомощности, которое противопоставляют понятию о немецком, как о «языке хлеба» ( Sprache das Brotes). Что лишний раз подчеркивает его плачевное положение.

То есть лингвистическая ситуация в стране определена взаимодействием лишь двух языковых групп: романской и германской. Сложности положения лингвистическо-культурных общностей способствует не только многообразие языков, но и территориальное отношение каждой языковой группы. Можно себе представить, что ретороманский язык в скором времени будет все больше терять свои позиции ввиду активной германизации Швейцарии, хотя политика страны вовсю способствует сохранению и распространению ретороманского. Считается, что носители этого языка оказались в полной мере «втянуты» в германоязычную культуру без их воли.

Но в любом случае, независимо от прогноза на существование или исчезновение ретороманского, следует зафиксировать лингвистическую культуру этой общности в романском языкознании. К счастью, неоднородная лингвистическая ситуация в стране всегда решалась и решается не на уровне конфликтов, а мирным путем и взвешенной языковой политикой.